В 1918 году 15-летний Николай Камов был зачислен в Томский технологический институт, впоследствии прославленный Томский «Политех», став самым юным студентом этого вуза за всю его историю. 

Его сокурсником на Механическом факультете стал один из пионеров русской военной авиации, герой Вердена, Харитон Славороссов. Возможно его пример и разжег в душе Камова страсть к авиации. В 1920 году Николай пытался вступить в авиаотряд, но, врожденная патология руки не позволила ему пройти отбор. И тогда Николай принял решение строить крылатые машины! 

И на этом поприще ему встречались выдающиеся политеховцы. Основы механики Камов постигал на кафедре прикладной механики, которой заведовал ректор и выдающийся ученый-механик Иван Иванович Бобарыков.

Николай Камов защитил диплом в 20 лет. Сердечно поздравляя его с присвоением звания инженера, профессор И. И. Бобарыков сказал, что сочетание ума и золотых рук его ученика даст очень весомые плоды.

Большую роль в жизни Камова сыграл заведующий кафедрой двигателей внутреннего сгорания профессор Александр Васильевич Квасников. Бывший ученик и лаборант профессора Н. Жуковского, в первую мировую войну он не только был фронтовым летчиком, но одновременно вел большую научную работу по усовершенствованию самолетов.

Жизнь Николая Камова в Томске не была легкой. Ведь это было очень непростое время в истории страны. Он поселился в доме по улице Еланской (Советской), 6, в квартире профессора медицины М. Курлова, родственник которого работал в Иркутском коммерческом училище, где преподавал отец Николая, Илья Михайлович. И нам трудно определить, какую роль сыграло в судьбе Камова это обстоятельство. Ведь, сразу после поступления у Николая воспалился аппендикс, его удалили, но последовавшие осложнения позволили ему начать учебу лишь со следующего учебного года.  А весной 1921 года Николай Ильич заболел тифом. Это было самое начало эпидемии 1921 – 1923 годов.

В январе 1923 года студент 4 курса Николай Камов дважды обращался с просьбой об освобождении от платы за обучение. Он имел на это право, как сын преподавателя рабфака, Иркутского университета. В повторном заявлении Николай просил хотя бы об отсрочке, так как «присылаемых из дому денег едва хватает на проживание в Томске». Задержка с освобождением от оплаты, возможно была связана с тем, что отец Камова до революции был директором коммерческого училища и имел чин стацкого советника и собственный дом в Иркутске. То ли инструкция Николаю помогла, то ли стремление ВУЗа поскорее выпустить еще одного специалиста. Так или иначе, 21 февраля на заявлении появилась резолюция «Освободить », а спустя чуть больше месяца, 7 апреля 1923 года , Камов сделал запрос  вида на жительство уже в связи с окончанием института.

Что помогло пройти Николаю через все эти испытания? Не ошибемся, если назовем целеустремленность, стойкость духа, способности и трудолюбие. Всё это у одного из самых юных выпускников технологического либо имелось, либо было приобретено в институтских стенах.
Несмотря на все перетрубации военного и революционного времен, традиции и опытные преподаватели не позволяли уронить уровень образования в Томском технологическом, и здесь было чему научиться.

Все разделы